За какое видео в сети можно схлопотать срок | Адвокат Прокопенко Вадим, г. Киев

За какое видео в сети можно схлопотать срок

За какое видео в сети можно схлопотать срок

Татьяна Бодня, “Цензор.НЕТ”

21.12.2021

 

В Кременчуге инженер лицея получил три года условно за секс-видео с женой, выложенное на популярном порносайте. При этом суд обязал его оплатить экспертизы всех роликов. Заплатить за экспертизы роликов, снятых на пляже, придется и другой семейной паре – из Киева, которую Оболонский райсуд столицы сначала приговорил к трем годам лишения свободы, но потом смягчил наказание, заменив на год условно.

Обе эти истории о “преступлениях века” вызвали бурное обсуждение в соцсетях, пользователи которых недоумевали: зачем правоохранителям тратить время и ресурсы на подобное вместо того, чтобы расследовать действительно резонансные преступления, которых немало. А между тем, по данным Офиса генпрокурора, ежегодно в стране регистрируют более тысячи уголовных производств по 301 статье Уголовного кодекса, которая касается ввоза, изготовления, хранения и продажи порнографической продукции. Расследованием же этих дел занимаются несколько подразделений Нацполиции.

ПРИРАВНЯЛИ К УБИЙСТВУ

Какое общее количество правоохранителей трудится над выявлением и раскрытием таких преступлений, мне подсчитать не удалось. Выяснила, что этим занимается миграционная полиция, в компетенции которой – борьба с торговлей людьми, и киберполиция. Но они же занимаются и другими преступлениями. Поэтому сказать, сколько и на кого приходится дел, связанных с порнографией, крайне сложно.

Информация сюда стекается по-разному. Кто-то мониторит интернет-пространство, кто-то получает ее оперативным путем, а кто-то реагирует на жалобы граждан. Но последние в основном касаются борьбы с детской порнографией, которой во всем мире правоохранителями уделяется особое внимание.

Например, благодаря одному из таких заявлений о распространении детской порнографии и растлении несовершеннолетней девушки правоохранителям удалось выйти на двух пенсионеров из Черновицкой области, которых обвиняют в почти 90 преступлениях, касающихся половой свободы детей. По данным следствия, задержанные в октябре этого года мужчины развращали несовершеннолетних с 2006 года.

Кстати, в 2021 году ответственность за правонарушения, связанные с распространением порнографии, усилили статьями 301-1 “Получение доступа к детской порнографии, ее приобретение, хранение, ввоз, перевозка или другое перемещение, изготовление, сбыт и распространение” и 301-2 “Проведение зрелищного мероприятия сексуального характера с участием несовершеннолетнего”.

Так что статистика по этим статьям ведется отдельно. Что касается многочисленных дел по порнографическому контенту для взрослых, то, как мне объяснили в Нацполиции, если у человека при обыске обнаруживаются порноматериалы, которые он изготавливал, их считают, и следствие видит каждый из них как эпизод. Исходя из этого, анализировать статистику надо не по количеству открытых производств, а по предъявленным подозрениям. Так, в 2020 году зарегистрировано 1 152 уголовных производства, по которым разными подразделениями Нацпола вручены подозрения 894 лицам. В суд направлены 784 производства.

Актеры-любители “фильмов для взрослых” предстают перед судом, поскольку в Украине, в отличие от большинства стран Европы, не декриминализована статья Уголовного кодекса о наказаниях за порнографию. Как рассказал в комментарии “Цензор.НЕТ” адвокат Вадим Прокопенко, за распространение, изготовление, хранение, ввоз и сбыт предметов порнографического характера в нашей стране предусмотрена достаточно строгая уголовная ответственность.

“За это преступление, например, если это распространение видеопродукции, как это происходит чаще всего, предусмотрено до пяти лет лишения свободы. Это даже не уголовный проступок, а самое настоящее преступление. Напомню, проступком признается уголовное правонарушение, за совершение которого предусмотрено наказание в виде штрафа в размере не более 3 тысяч необлагаемых налогом минимумов или другое наказание, не связанное с лишением свободы, – объясняет он. – Даже за хулиганство, совершенное группой лиц, предусмотрена меньшая ответственность, чем за распространение видео порнографического характера”.

По его словам, целью такой строгой ответственности по замыслу законодателя является защита основных принципов общественной морали в сфере половых отношений, существующих в обществе традиций, защита от вреда нравственному воспитанию людей, что приводит к деформации нравственных представлений и понятий о сексуальных отношениях между людьми.

“То есть корни таких законов – в советском прошлом, когда за другую мораль лишали свободы”, – отметил адвокат и добавил, что для совершения этого преступления многого делать не нужно. Достаточно направить даже одному человеку видео- или фотосообщение соответствующего характера в любом мессенджере. Или даже достаточно, например, оставить, правда, намеренно, соответствующий журнал на лавочке в парке – и вас могут привлечь к ответственности за распространение порнографии.

Под этот вид преступления прописана отдельная статья Уголовного кодекса, самая мягкая санкция этой статьи – штраф в 17 000 грн, наиболее строгая – лишение свободы до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до трех лет.

Для сравнения: “занятие проституцией” в Украине подпадает под административную ответственность, а лишением свободы от семи лет наказывают за умышленное убийство.

“Приговоров по подобным делам существует достаточно много. Есть как обвинительные, с реальным лишением свободы, так и оправдательные, – продолжает адвокат. – Оправдывают обычно тогда, когда, например, в мессенджере человек переслал другому ссылку на соответствующий сайт. Но если был переслан видеофайл или фотоизображение, которыми сейчас изобилует интернет, даже в виде тех же мемов, то уголовное производство почти гарантировано.

Причем как в случае обвинительных приговоров, так и в случаях оправдательных приговоров этому предшествует множество экспертиз, как искусствоведческих, так и компьютерно-технических, которые стоят десятки тысяч гривен”.

Как объяснили “Цензор.НЕТ” в Главном следственном управлении Нацполиции, стоимость экспертиз высчитывается в зависимости от количества часов работы судебного эксперта, которое он потратил, анализируя предоставленные следствием материалы. Правда, осознать эту логику, изучая судебные решения, тоже непросто. Например, инженеру из Кременчуга, по делу которого проводилась экспертиза 28 роликов, придется возместить в пользу государства судебные расходы в сумме 3 269 грн. за проведение судебной портретной экспертизы и 1 307 грн. – за проведение судебной искусствоведческой экспертизы. А вот семейной паре из Киева за экспертизы 6 роликов надо заплатить 4 413 тыс. грн.

Порядок проведения таких экспертиз регулируется приказом Минюста “Об утверждении Инструкции о назначении и проведении судебных экспертиз и экспертных исследований и Научно-методических рекомендаций по подготовке и назначению судебных экспертиз и экспертных исследований”, в котором четко расписано, какие вопросы может поставить следствие перед экспертом. Например, искусствоведческая экспертиза должна определить соответствие продукции требованиям законодательства о защите публичной морали.

Что именно является продукцией порнографического характера, определяет закон “О защите общественной морали”. Это любые материальные объекты, предметы, печатная, аудио-, видеопродукция, в том числе реклама, сообщения и материалы, продукция средств массовой информации, электронных средств массовой информации, содержанием которых является детальное изображение анатомических или физиологических деталей сексуальных действий или содержащие информацию порнографического характера.

Также закон говорит о том, что производство и оборот в любой форме продукции порнографического характера в Украине запрещаются.

ОХОТА НА “УДОВОЛЬСТВИЯ”

Понятно, что при нынешних темпах развития интернета борьба с порнографией находится по драматичности где-то на одном месте с борьбой против ветряных мельниц. Но не реагировать на подобную информацию полицейские не вправе, иначе сами могут стать объектом пристального внимания коллег из Госбюро расследований. “Пока есть соответствующая статья в Уголовном кодексе – это не право полиции выявлять и расследовать такие преступления, а обязанность”, – отметил в комментарии “Цензор.НЕТ” первый замначальника Главного следственного управления Нацполиции Сергей Пантелеев.

Можно, конечно, декриминализировать соответствующую статью, как это сделано в ряде стран Европы, но пока таких инициатив от депутатов не было.

Правда, я нашла на этот счет электронную петицию, адресованную на имя президента. Ее автор просит декриминализировать ввоз, изготовление, сбыт и распространение порнографических предметов, если эти действия не были совершены в отношении несовершеннолетних, малолетних, а также если были совершены без принуждения. По его мнению, “уголовное преследование за создание порнографии является устаревшим, не отвечающим потребностям общества, а также является проявлением лицемерия и двойных стандартов”. Вот только набрала эта петиция, размещенная в октябре прошлого года, всего лишь 104 голоса.

Поэтому пока правоохранители продолжают набивать статистику и тратить деньги на “контрольные закупки”. Причем суммы, как и стоимость экспертиз, исчисляются тысячами. Но я не нашла судебных решений, где бы эта статья расходов компенсировалась обвиняемыми.

Зато есть примеры, когда государству пришлось платить за необоснованные обвинения. Например, в прошлом году Новозаводской районный суд Чернигова взыскал с государства 270 тыс. грн в пользу гражданки, оправданной от обвинений в распространении порнографии.

“Уголовное преступление – это то, что несет вред конкретному лицу либо государству в целом. Например, от неуплаты налогов страдает государство, в результате кражи – личное имущество конкретно взятого индивидуума, – говорит адвокат Тарас Безпалый. – Но если кто-то выложил на сайт домашнее видео, кто от этого страдает и какой ущерб причинен государству? Понятно, что правоохранители должны исполнять закон, что они и делают. Если же эта статья будет декриминализирована, они займутся более серьезными преступлениями, им есть что расследовать”.

Предлагает перенести наказание в плоскость административно-правовой ответственности и адвокат Вадим Прокопенко, но уточняет, что при этом следует учесть один нюанс. “Другой вопрос – так называемая “порноместь”, когда соответствующие фото или видеофайлы распространяются в отношении определенного лица, чтобы нанести ему моральный и другой вред. Но даже при порномести в той же Франции, например, предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет. То есть, у них за порномщение, которое является не только распространением порнографии, но и несет прямой вред определенному лицу, дают до 2-х лет тюрьмы, а у нас – до 5-ти лет за обычное распространение.

Поэтому считаю, что только при порномести должна быть уголовная ответственность, а за обычное распространение порнографии, если это умышленно не сделано по отношению к детям, в том числе с целью их развращения, достаточно административной, в том числе материальной ответственности”.

По мнению юриста Олега Веремиенко, одна из проблем 301-й статьи заключается в том, что правоохранители могут использовать ее для манипуляций. По его словам, эта статья идеально подойдет для того, чтобы закрывать рот неугодным. “Не надо подбрасывать гранаты, патроны или какие-то пистолеты, что сложно сделать, достаточно подбросить человеку в карман флешку с порнографией и любого можно посадить, ведь статьей предусмотрена ответственность и за хранение”, – говорит Веремиенко.

Эксперты называют несколько причин заинтересованности правоохранителей в поиске и наказании порнопреступников. Во-первых, это имитация бурной деятельности и достижение необходимых статистических показателей. Во-вторых, возможность получить дополнительный доход. Например, в Одесской области полицейского разоблачили в получении взяток от вебкам-модели, которую он обещал не привлекать к ответственности.

Правоохранители отрицают какую-либо заинтересованность в активном использовании 301-й статьи УК, утверждая, что основная их деятельность направлена на борьбу с оргпреступностью. И как сообщил в комментарии “Цензор.НЕТ” заместитель начальника департамента миграционной полиции Национальной полиции Сергей Сотников, большая часть подозрений по этой статье вручена либо тем, кто совершает такое преступление не первый раз, либо тем, кто поставил такой бизнес на поток. “Всего в прошлом году по 301-й статье было предъявлено 604 подозрения, в этом – 611”, – рассказал он, комментируя работу департамента в этом направлении.

Кроме того, когда на базе департамента по борьбе с торговлей людьми создавалась миграционная полиция, изменились и задачи этой службы. Если раньше больше внимания уделялось выявлению и противодействию торговле людьми, связанной с сексуальной эксплуатацией, в том числе и преступлениям в сфере общественной морали, то теперь основная миссия заключается в широкоформатном подходе к противодействию уголовным правонарушениям, связанным с эксплуатацией людей, контрабандой мигрантов и незаконной легализацией иностранцев.

“В последнее время нет таких реализаций, о которых вы говорите, – объясняет Сергей Пантелеев, комментируя дела с осуждением семейных пар, увлекающихся хоум-видео. – Они более масштабные, направлены на выявление организованных преступных групп, которые имеют несколько подпольных мест, где завербованные девушки удерживаются силой, где очень специфические условия труда со штрафами и различными наказаниями за “нарушения”.

Есть ситуации, когда девушки вполне осознанно соглашаются подзаработать таким образом. Например, в прошлом году в Херсоне выявлена сеть онлайн-порностудий с месячным доходом 1 млн гривен. К участию в съемках было привлечено более 20 девушек в возрасте от 18 до 27 лет.

Объясняя особенности работы в этом направлении киберполиции, начальник отдела противодействия незаконному контенту департамента киберполиции Сергей Малина отмечает: “Сотрудники моего отдела занимаются выявлением распространения контента, который имеет форму сексуальной эксплуатации детей, документированием педофилов, но параллельно с этим ст. 301 Уголовного кодекса говорит о том, что взрослые тоже не имеют права создавать, распространять и пропагандировать порноматериалы. Эта статья декриминализирована в ряде стран Европы и США, но если у нас есть уголовная ответственность, то возникает логичный вопрос: как это воспринимает общество. Мы поднимали соцопросы по поводу того, как люди относятся к таким публичным оголениям, такой форме общения друг с другом – наше общество еще не готово к этому. Следовательно, мы не можем инициировать декриминализацию таких преступлений, как сделали в ряде стран Европы и США и где упор делают в основном на борьбу с детской порнографией. Поэтому я своих подчиненных ориентирую на то, чтобы выявлять группы, которые создают большое количество контента, выкладывают его на большом количестве сайтов, тем самым массово распространяя и пропагандируя порнографию”.

По его словам, люди, снимающие хоум-видео, могут попасть в поле зрения, если они входят в число тех, кто системно продает порноматериалы участникам таких групп.

“Есть международные сайты, а есть локальные, на которых размещается такого рода продукция, – объясняет он. – Мы часто документируем и задерживаем администраторов таких сайтов. Например, сайт может быть зарегистрирован в Нидерландах, где не предусмотрена уголовная ответственность за создание и распространение порнографии. А какой-нибудь житель, к примеру, Черкасской области покупает этот сайт за 500 евро и заполняет его тем контентом, который находит в интернете или покупает у таких семейных пар”.

Отдел, который возглавляет Сергей Малина, занимается 8-ю разными направлениями работы. В частности, правоохранители выявляют онлайн-кинотеатры, ботофермы, борются с контрафактной продукцией и т.п.

Я решила поинтересоваться у народных депутатов, что они думают о декриминализации таких преступлений и вообще о том, нужно ли правоохранителям часами смотреть порноролики в сети. Но они отвечали, что не изучали такой вопрос, им надо время.

Абсурдно то, что доступ к любому порносайту абсолютно свободный. Их не блокируют, как это делают в странах, где действительно жестко борются с порнографией. Так, что при желании статистику по раскрываемости можно сделать очень быстро, вычислив по ІР-адресам “актеров” и администраторов. Да, и в год можно открывать не тысячу, а десятки тысяч производств, борясь за нравственность населения. А дальше решать, что делать с теми, кого выявил. Или вообще не открывать, а держать веб-моделей и организаторов порностудий на коротком поводке. Как это бывает с борделями, которые заходят под “крышу” правоохранителей.

Тем более, что как показывают решения судов, правоохранители терпимы к таким “оступившимся” коллегам. К примеру, полицейский из Одесской области, который ежемесячно вымогал у вебкам-модели деньги за обещание не привлекать женщину к ответственности, в итоге отделался штрафом в размере 93 тыс. грн. Хотя всего с октября 2019-го по апрель 2021 года, по данным следствия, девушка перечислила ему на банковскую карту около 260 тысяч гривен. Так что пока для полицейских, которые захотят заработать на “крышевании” порностудий – это более выгодный бизнес, чем для тех, с кем они должны бороться.

Татьяна Бодня, “Цензор.НЕТ” 21.12.2021

 

Leave a Reply

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

AlphaOmega Captcha Classica  –  Enter Security Code